valiullin


Валиуллин Артур — практикующий теоретик


Как я сына читать учил
valiullin
После длительной разлуки с сыном, я наконец мог стать полноценным родителем и первым делом поставил цель — научить читать по-русски. Было бы странно, если после работы я перестал быть дизайнером, поэтому для меня эта была очередная задача, которую решал системно и дизайнерскими приёмами.

До меня сына учила мама. Вот как выглядела страница до.




И после.




Не стал изучать предметную область и почти сразу выработал графическую идентификацию отдельных букв, окончаний и слогов. Вертикальной палочкой обозначил отдельно произносимую букву, дугой — слог, а окончание, союз или короткое слово — кружком.




Так, через ассоциации ребёнку легче понять состав слова и не путать слог с отдельной буквой. И главное, выработалась универсальная система обозначений: сын сможет правильно прочитать любое слово без подсказки.

Через несколько дней страница выглядела так.




Длинный текст так. Цвет меток случаен и не несёт никакого смысла.




Вообщем, бумага, как и сын натерпелись.




Когда мы начали читать сказки или рассказы, стало понятно, что «Азбука, мой первый учебник» не подойдёт. Объяснение выражений «пошутил, да и будет», «полно тебе», «нагнули головы и трах» и тому подобное занимает много времени. К тому же, покажите мне семьи, где общаются «русскими народными сказками». Нужна книга простая, весёлая и современная. Освоить старый стиль ещё успеет. Кстати, найти такую не просто, немного изучив рынок детской литературы становится понятно — обыденные детские книги в дефиците. В основном это переиздания русско-советской классики или приключения голливудских мультгероев. Но нашлась, выбрал книгу Софьи Аксельрод «Я учусь читать».




И снова метки, метки, метки.




Конечно, я экспериментировал и смотрел что из эксперимента получится. Просил сына читать про себя — долго и неэффективно. Просил читать без меток — понятно, к этому ребёнок должен быть готов. Через некоторое время метки не нужны были совсем, мозг запомнил их и проблема была только с пониманием длинного и незнакомого слова. Но это уже второй уровень.

Так выглядели последние прочитанные рассказы.




В формате было-стало.




Учение учит быть терпимым, что мне не всегда удавалось, дисциплинированным, что мне свойственно и от моих занятий не отлынуть. И самое главное, научить и привить любовь к чтению. Думаю мне это удалось — сын читает, что попадает в его поле зрения.

Джазбит 12
джаз
valiullin
Не перестаю вас радовать хорошей музыкой.
Сегодня американская хипстер-группа Capital Cities.



Альбом настолько хорош, что можно качать сразу все песни.
На Яндекс.Музыке http://music.yandex.ru/artist/1437490
iTunes https://itunes.apple.com/ru/artist/capital-cities/id398949430

Интерфейс не пульсар или почему меньше, не значит скучнее
valiullin

В своей книге «Envisioning Information» Эдвард Тафти пишет (в переводе Сергея Сурганова и далее):
«МЫ визуализируем информацию — чтобы осмыслить её; чтобы донести, записать и сохранить эти знания — и практически всегда это делается на плоскости бумаги или компьютерного экрана. Бегство из плоскости и увеличение плотности подаваемой информации — это ключевые задачи информационного дизайна. Бегство из плоскости становится все более сложным — по мере того, как связь между изображаемыми данными и нашим трехмерным миром слабеет (с увеличением абстрактных величин) и по мере того, как число изображаемых измерений растет (с усложнением данных). И, тем не менее, вся история изображаемой информации и статистических графиков — и даже более того, любых способов коммуникации — это, в большей степени, история развития приемов, работающих на увеличение плотности информации, её сложности, многомерности, и даже иногда красоты.»

Под плотностью информации Тафти понимает количество информации на единицу площади (amount of information per unit area). Если тезис об увеличении плотности информации понимать буквально и перенести например на схему Москвы в Яндекс.Картах со всеми одновременно доступными информационными слоями, схема будет очень насыщенной, с высокой плотностью на единицу площади, но мало пригодной для изучения и ориентирования.



Но почему так важно увеличивать плотность информации? Почему Тафти считает, что это одна из ключевых задач информационного дизайна? Ответы на эти вопросы даёт сам Тафти в вышеприведённой книге: «МИР — сложный, динамичный, многогранный; бумага — статичная, плоская. Как нам показать богатый визуальный мир событий и величин на простой бумаге?». Именно, бумага — статичная, но экран — динамический.

Но почему на бумаге можно, а на экране нельзя? Ответ мы снова найдём в книге Тафти «Beatiful Evidence», в главе „«Стиль мышления и «Пауэрпоинт»: изгоняя порчу»“: «Визуальная подача информации обычно работает куда более эффективно, когда взаимосвязанные данные показаны в едином месте, в пределах нашего поля зрения. Особенно это касается анализа статистических данных, где фундаментальная аналитическая задача — делать сравнения». Так Тафти чётко даёт понять — увеличивайте плотность если нужно сравнивать.

По моим наблюдениям, буквальное понимание тезиса, без учёта особенностей данных и рабочей системы ведёт к боязни увеличения количества экранов в интерфейсе и как следствие к попытке уместить как можно больше информации на одном экране. Проблема начинается уже тогда, когда дизайнеры пытаются не замечать разницы между представлением информации с конечным размером формата и проектированием пользовательского интерфейса с бесконечным интерактивным пространством. Т. е. переносят приёмы информационного дизайна (статичная и конечная система), где главный тезис — увеличение плотности информации на единицу площади, на динамическую и бесконечную систему — интерфейс.

Абсолютизировал тезис Тафти Артём Шитов в своём блоге, размышляя об информационном дизайне. Приведу полностью:
«Есть в природе такая забавная штука, называется информационный дизайн. Среди его основополагающих принципов можно выделить то, что информации нужно показывать много. Чем больше данных удается уместить на носитель без ущерба восприятию, тем лучше.

Бытует, однако, мнение, что это правило неуместно для веба. Мнение это исходит из предположения о том, что за компьютером сидят люди, не способные к мышлению. Приверженцы данной позиции ратуют за уменьшение количества информации на см², за разбиение ее на мелкие блоки и за скрытие информации, которую автор признает сложной для восприятия. А автор склонен признавать сложной любую информацию: американские специалисты по «юзобилити» советуют не строить предложения длиннее 7±2 слов, располагать более 7±2 элементов на плоскости и так далее. То есть, априори считается, что пользователь настолько глуп, что ему вообще нельзя давать думать.

Те люди, что называют себя информационными дизайнерами, как в этой стране, так и не в этой стране, прекрасно понимают, что информации давать надо много. Less is a bore, как говорит Тафти. Тем не менее, на вебе давать много информации они боятся. Стараются — опять же — разбить все на отдельные блоки, показать их по очереди, не дать для сравнения большую картину. Информационная плотность стремится к минимуму.

А ведь веб, по сравнению с бумагой, дает куда больше преимуществ. Единственный его недостаток — низкое разрешение. Пиксель всегда является минимальным размером точки, но пиксель на экране в несколько раз больше пикселя на бумаге. Но зато экран безразмерен и интерактивен — зачем этим пренебрегать?»

Разберём некоторые моменты.
Бытует, однако, мнение, что это правило неуместно для веба. Мнение это исходит из предположения о том, что за компьютером сидят люди, не способные к мышлению.
Мышление — это решение задач. Неспособные к мышлению люди — это люди с нарушением работы мозга, но речь о здоровых людях. Поэтому не совсем понятен генезис допущения.

Приверженцы данной позиции ратуют за уменьшение количества информации на см², за разбиение ее на мелкие блоки и за скрытие информации, которую автор признает сложной для восприятия. Те люди, что называют себя информационными дизайнерами, как в этой стране, так и не в этой стране, прекрасно понимают, что информации давать надо много. Less is a bore, как говорит Тафти. Тем не менее, на вебе давать много информации они боятся. Стараются — опять же — разбить все на отдельные блоки, показать их по очереди, не дать для сравнения большую картину. Информационная плотность стремится к минимуму.
Здесь уместо будет ответить Артему цитатой Тафти из книги «Beatiful Evidence»: «Иногда дробление ненасыщенной информации на небольшие порции может быть применимым (флеш-карты для запоминания), иногда нет (сравнения, ссылки, объяснения).

Итак, в сухом остатке. Чтобы показать сложный, динамичный, многогранный и богатый визуальный мир на экране, нам необязательно прибегать к приёмам, которые работают на увеличение плотности информации на единицу площади. К тому же визуальная подача информации зависит от характера самой информации. Поэтому, механический перенос приёмов из одной системы представления в другую скорее будет вреден — не стоит абсолютизировать тезис об увеличении плотности информации и доводить его до абсурда.


Книга «Откуда берутся идеи»
valiullin
Сегодня небольшая рецения на книгу Джека Фостера. Кстати о самом Фостере. В интернете нет почти ничего о нём, всё что нашёл — одно большое интервью с фотографией и всё. Как-то неожиданно для бывшего креативного директора «Foote, Сone & Belding». Книга лёгкая, простая, читается часа за 3. Наверное потому что автор практик и знает ценность лаконичности. Ещё одно наблюдение: рекламисты очень любят вставлять в начале каждой главы много цитат. Мне нравится. Так становится понятно, что будет дальше.

Зачем я начал читал подобные книги? Очень просто — мне интересно, что думают другие об идеях, о творческом процессе, что и как нужно делать, чтобы придумывать идеи. Итак, что отметил для себя.

1. Фостер даёт определение Джеймса Уэбба, «идея — это не больше и не меньше, чем новая комбинация старых элементов». И далее «... это определение нравится мне потому, что оно чётко указывает на источник возникновения новых идей — комбинацию уже известного.»

2. Далее, о факторах зарождения идеи: это радость и веселье, любознательность, восприимчивость, самокритичность, намеренный выход за пределы условия задачи и отсутствие страха перед идеями. Все эти тезисы на примере своего опыта и из цитат других людей.

3. Автор описывает интересный и поучительный диалог с художником Хэлом Сильверменом.
Однажды он нарисовал стул.
— Господи, как здорово! — сказал я. — Выглядит как настоящий. Мне бы так научиться.
— Чему ты хочешь научиться? — поинтересовался он.
— Рисовать как ты.
— Кто тебе мешает?
— Не знаю. Я просто не умею. Если я попытаюсь нарисовать стул, то, скорее всего получится что-нибудь похожее на цыплёнка.
— С тобой что-то не в порядке?
— Что ты имеешь в виду? — спросил я.
— Ты умеешь писать цифры и буквы? Своё имя можешь написать?
— Само собой.
— И у тебя нет артрита, дислексии, пляски святого Вита или ещё чего-нибудь в этом духе?
— Нет.
— И с глазами всё в порядке?
— Конечно.
— Так почему же ты не можешь нарисовать то, что видишь?
— Не знаю. Просто не умею.
Он покачал головой:
— Если у тебя нет никаких физических недостатков, хорошее зрение, ты ничем не болен. Значит, причина в том, что ты не видишь этого стула.
— Да нет же, вижу.
— Смотришь, но не всё видишь.
— Как это понимать?
— Если бы ты действительно видел его, то смог бы нарисовать. Вот смотри. — Он взял стул и пододвинул его ко мне. — Внимательно рассмотри его в течение десяти минут. Изучи как следует. Мысленно разбери его на части, а потом собери. Изучи его дизайн, очертания, форму, размеры, материалы, из которых он сделан, конструкцию, цвет. Разберись, как соединена каждая деталь. Заметь, что вот эти детали изогнуты наружу, а эти — внутрь. Скорцентрируйся и делай для себя мысленные заметки. Обрати внимание, что спинка длиннее, чем ножки, сиденье шире, чем спинка, передняя часть сиденья шире, чем задняя, что ножки слегка выгнуты наружу, а спинка отклонена назад. Пересчитай перекладины на спинке. Рассмотри его сверху донизу, сбоку, сзади. Поработай с ним как следует, и за десять минут ты узнаешь об этом стуле больше, чем о любом другом за всю свою прошлую жизнь. А когда закончишь, то сможешь изобразить его так, что рисунок будет похож на оригинал.
Я сделал всё, как сказал Хэл. И он оказался прав. Через 10 минут я был в состоянии нарисовать нечто похожее на стул. Правда ножки всё равно чем-то смахивали на куриные, но это был, без сомнения стул.

4. И в конце. „Ещё один руководитель рекламного агенства, Хэл Райни, говорит: «Вообще-то я подозреваю, что творческий процесс — всего лишь серия проб и ошибок, в котором определяющую роль играют факты, опыт и вкус.»“

5. Должна же быть какая-то интрига, чтобы вы сами захотели прочитать книгу. Фостер пишет, чтобы начали появляться идеи, нужно как не странно придумать одну. И приводит задачу. «Предложите мне через 10 минут 50 способов использования деревянного куба размером 5 × 5 × 5 см.». И ещё одна. «Сколько получится, если 13 разделить на 2?»

Обложка и иллюстрации очень примитивные, вёрстка ужасная.
3/5.

Как найти идею, переосмысление
valiullin
В последние годы меня сильно занимала тема методологии проектирования интерфейсов. В некоторых разочаровался, в некоторых не увидел перспектив. Но я продолжал думать в фоновом режиме последний год. Постепенно приходило понимание, что недооцененное в индустрии интерфейсов — это идея и понимание, как происходит поиск идеи. Я выступал на конференции с докладом как найти идею, на мой взгляд выступил плохо. Ещё раз переписал свою лучшую на мой взгляд статью и скорее всего внесу правки не раз http://artwalek.ru/article/2013-03-20/.

И сейчас, готов ещё сильнее углубиться в тему — спасибо Александру Борсуку за материалы, Майку Лисянскому за веру и осмысление. Теперь, в блоге будет больше идей и тех, кто о них пишет или говорит.

И заканчивая с лирикой, перейду к делу. Лекция психолога Владимира Спиридонова «Как люди решают задачи: сознательное и бессознательное». На мой взгляд Владимир сильно усложнил, но для себя открыл этапы решения мыслительных задач Пуанкаре ― Уоллеса.


Задача на управление чайниками
valiullin
Кто хочет скилл прокачать, ммм?

Есть офис на 100–150 человек. Есть два чайника по 10 литров, стоят в разных концах офиса. Спроектируйте веб-интерфейс управления чайниками, чтобы работники всегда могли заваривать чай горячей водой.

«Как придумать идею, если вы не Огилви»
valiullin
Нет, это не очередная моя статья на тему, как придумать идею, на этот раз небольшая рецензия на книгу Алексея Иванова. Упоминание если не ошибаюсь увидел в твитере Игоря Манна. Купился на аннотацию «почему метод проб и ошибок - это верный способ растратить впустую интеллектуальные ресурсы бизнеса». Но не потому, что разделяю тезис о верном способе растратить интеллектуальные ресурсы, а по другой причине — интересно узнать, почему автор так думает.

Ничего нового, критики метода проб и ошибок пишут об одном и том же, переставляя местами слова и запятые, Алексей не исключение. Автор предлагает альтернативу — приёмы, которые выводят на сильные решения. Их 8: предельный переход, разделение, инверсия, приумножение, метафора, намеренное нарушение симметрии, скрытые резервы, гипербола. Описывая приёмы, Алексей забывает, чтобы найти идею, нужно перебрать как максимум 8 приёмов, а это тот же метод проб и ошибок, но ограниченный. Поэтому так или иначе все попытки сделать творчество производством горячих пирожков — сомнительная затея.

Не всё так плохо, в конце автор честно признаётся: «Но приёмы — самое простое из арсенала средств, которым доложен владеть сотрудник креативного отдела. Их применение не взывает к дисциплине мысли, которая необходима для создания рекламы. Не требует знания товара, тонкого понимания психологии потенциального потребителя.»

Немного о приёмах. Описываемый «предельный переход» по сути оказался идеальным объектом, а «скрытые резервы» — работой с форматом. Кстати, примеров работы с форматом много и все интересные, но как я понял не авторские. Довольно много мыслей заимствовано из книги Дмитрия Чернышева «Как люди думают». Один пример перекочевал и подогнан под приём. Дмитрий загадывает загадку в главе «Загадки».



Алексей пишет: «Теперь сделайте следующее упражнение. Возьмите цифры индекса, которые пишут на конверте. Удвойте их и совершите инверсию. У вас получится вот такая последовательность (рис. 4.18).». На следующей странице загадка из книги Дмитрия.

Для себя узнал об открытии Карла Дункера — феномене функциональной слепоты или функциональной закреплённости.
Книга оставила смешанные чувства, эдакого сборника из книг Альтшуллера «Найти идею. Введение в ТРИЗ — теорию решения изобретательских задач» и Чернышева «Как люди думают». Если читатели знакомы с этими книгами, смысла покупать книгу Иванова нет.

Джазбит 11
джаз
valiullin
Сегодня к прослушиванию отличная музыка, из России — Guru Groove Foundation.
Моя любимая песня Moscow.

Группа в VK http://vk.com/gurugroovefoundation
Песни в iTunes https://itunes.apple.com/ru/artist/guru-groove-foundation/id466917915


Краткая история плеера Walkman
valiullin
Прорывное мышление, прорывные идеи — это постоянная борьба с инерционностью. Эта сила, которая сильно мешает взглянуть на систему со стороны. Мешает остановиться и подумать, а есть ли лишние элементы в системе? Какую функцию они выполняют? Что будет, если от этих элементов отказаться? А если, нельзя, то пусть другие элементы выполняют их функцию.

Ретроспективно, интересно проследить за историей возникновения плеера Walkman и почувствовать силу инерционности мышления. До появления плеера, единственным переносным устройством для воспроизведения музыки был кассетный магнитофон, который таскали на плече. Решая проблему с уменьшением размера устройства, инженеры Sony разработали маленький монофонический магнитофон Pressmen. Решив проблему с размером, возникла другая — потребовалось стереозвучание, сохранив компактность. Проблема усугублялась стереотипом того времени, инженеры считали, что в воспроизводимом устройстве обязательна должна быть функция записи. Но наличие блока записи не позволяло сохранить размеры.

В своей книге «Сделано в Японии» основатель Sony Морита Акио вспоминает.
«Это было тяжелое для меня время. Казалось, что моя идея никому не понравилась. На одном из наших совещаний, посвященных планированию новых изделий, один из инженеров сказал: «Идея, видимо, хороша, но будут ли покупать магнитофоны без устройства для звукозаписи? Думаю, что нет».

Морита настоял на выпуске Walkman без функции записи, парируя: «Миллионы людей покупают стереомагнитофоны для автомобилей без устройства для звукозаписи и думаю, что миллионы захотят купить новый магнитофон». Дальше, вы знаете.

История с Walkman учит умению нейтрализовывать инженерное мышление и снижать воздействие инерционности. Один из путей нейтрализации и снижения — уметь думать идеальным объектом.

Недалёкое будущее интернет-магазинов
valiullin
Современные интерфейсы оформления заказа в интернет-магазинах основаны на пошаговым набором параметров, вроде: адреса доставки, номера телефона, способа доставки и времени доставки и т. д. Покупатель самостоятельно выбирает заданные параметры и дожидается заказа — механизм обезличен, нет диалога с интерфейсом, что совершенно неестественно для человека.

Если подумать, чат как способ взаимодействия или коммуникации наиболее приближен к естественному, а баблы очень удачная метафора отображения диалога. Популярность месенджеров Viber, WhatsApp, Telegram только усиливают привычность. Так, почему бы не уйти от визарда и не адаптировать чат-диалог в процесс оформления заказа? Тем более, автоматизировать работу могут помочь инфы «Наносемантики». Я сделал быстрый эскиз, чтобы было понятно, как в недалёком будущем может выглядеть checkout и назвал интерфейс бабл-чекаут.



Даже из очень грубого эскиза понятно, что подход потенциально конверсионный — дополнительными продажами, рекомендациями и предложениями. Визарду пора на заслуженный отдых.

?

Log in